ПО НЕДРЕМАННОМУ ХРЕБТУ

Недреманная – останцовая гора длиной приблизительно в 18 километров, отделяющая долину Кубани от долины Егорлыка. Название родилось в период кавказской войны, когда частые набеги горцев «не давали возможности дремать» расположенным на ней казачьим пикетам.


Через северо-западные отроги Недреманного хребта проложен тоннель, подающий кубанскую воду в Сенгилеевское водохранилище. По восточным склонам горы проходит участок шоссе Ставрополь – Невинномысск.

 
Давайте вместе совершим поход по этому своеобразному природному массиву от поселка Тоннельного, возникшего в первой половине прошлого столетия над рукотворной рекой, до хутора Темнореченского.


Рейсовый автобус, следующий в село Надзорное, покидаем на остановке «Зурабовка». К востоку от населенного пункта тянется невзрачная с виду гряда, просматриваемая из поселка центральная часть которой именуется горой Дреманной. В направлении высшей точки этого мини-массива (501 м) мы и двинемся, оставляя слева от себя невыразительные на первый взгляд склоны. Делающий изгиб на юго-восток хребет большую часть года имеет буровато-палевый оттенок. Но даже среди высохшей степи можно найти прелестные уголки - ярко-желтые соцветия крестовника смотрятся этакими слитками золота.

 
С водораздела гряды открывается прекрасный круговой обзор. На западе, отделенные пространством километров в восемь, видны отроги Ставропольской возвышенности, административно принадлежащие Краснодарскому краю. На севере главным элементом природного декора является лазурная чаша акватории Сенгилеевского водохранилища. Кажущаяся безжизненной Егорлыкская долина незаметно переходит в склоны Ставропольской горы. На востоке радует глаз великолепная панорама  Недреманного хребта, представляющего собой следующую по высоте структурную платообразную ступень, за которой в далекой дымке синеют южные отроги Стрижамента. Правее сквозь марево зноя проглядывают трубы ГРЭС, а на юге глубоко внизу блестит нитка Невинномысского канала и сереет-зеленеет широкая полоса пойменного леса, в которой прячется Кубань-река.


Над хребтом кусочками ваты зависли напоминающие мозаичное панно немногочисленные облачка. По сенокосным угодьям и пастбищам сквозь небольшие перелески струится по холмам дорога, та, что зовется проселком. Вот по ней мы и продолжим путь. Путь к северо-западному «мысу» плато, фиксируемому на местности геодезической треногой, а на карте отметкой в 609 метров над уровнем моря.


От триангуляционного пункта поворачиваем на север и вскоре выходим на склон, обращенный в сторону Егорлыка. Перед взором – стеной встающие Ставропольские высоты с Лысой горой на переднем плане и белоснежными коробками городских многоэтажек за Татарским лесом. В долине – огромный мост бывшей Туапсинской железной дороги и хуторок к востоку от него. Слева – далекая акватория Сенгилея, справа – немногим более близкие Острая гора и западные склоны Недреманной горы. По пути к ним дорога пройдет по-над Лопатинским лесом, но в него мы отправимся в другой раз.


…Собственно гора Недреманная или, вернее, то, что подразумевают под этим термином ставропольцы, отделена от пройденной части хребта незначительным понижением в релье-фе – своеобразной седловиной. При хорошей прозрачности воздуха отсюда великолепно смотрится сверкающий снегами Большой Кавказ, а под белоснежным хребтом на предгорной равнине словно застывшие мазки кистью по мольберту синеют станицы и аулы. Дымит трубами Невинномысск. Правее города взмыл белый исполин Эльбрус, а левее застыл величавый Стрижамент.


Высшая часть плато, где находится отметка 665 метров, наиболее живописна в  конце апреля – начале мая, когда пробудившаяся после зимней паузы земля выплескивает многоцветье красок. Тогда уставшая от зимней спячки природа стелет на столообразную поверхность вершины сине-зеленое покрывало, основной фон которого создает мышиный гиацинт. Редко где можно наблюдать такое обилие этого растения. Представьте – синяя рябь уходит к линии горизонта и там сливается с лазурью неба. Но стоит сделать несколько шагов, как в сине-зеленой палитре ковра обнаруживаются крохотные желтые вкрапления, создаваемые тюльпаном Биберштейна. Период цветения эфемероидного геофита всего 9 дней, и уже скоро степь раскрасится в красные тона. Об этом подсказывают готовые распустить бутоны пионы узколистные, прозванные в народе лохмачами.


В привершинной части незадернованная бронирующая плита образует карниз, от которого откалываются различной величины глыбы, усеявшие вперемежку с деревьями весь западный склон до первого оползневого вала. За валом – ложбина и новый вал, снова ложбина и очередной вал… И так до самого хутора Рынок, приютившегося в котловине, противоположную сторону которой замыкают отрог Недреманного хребта и купол Острой. Почему ее так назвали, остается загадкой. Ни с одной стороны гора таковой не кажется. Ее контуры, скорее, напоминают шатер степняков-кочевников, с незапамятных времен, сменяя друг друга, проходивших этими дорогами. 


Опустив взгляд ниже, вы наверняка залюбуетесь оползневым останцом, с одной стороны напоминающим всплывшую подлодку, с другой – средневековую цитадель. Только вот вознеслась «крепость» не на скалах, а на песчаной круче…


Спустившись с плато в меж-увальную ложбину, идем в сторону леса, занявшего склоны балки, в былые времена называвшейся в народе Воровской. В траве то тут, то там лежат различных форм и размеров конкреции, состоящие из песка, сцементированного известью. Иногда они покрыты желтоватым налетом, создаваемым поселившимся на них лишайником. Нередко самые крупные конкреции даже вблизи трудно отличить от древесного гриба, настолько велико сходство. Поверьте, очень увлекательное занятие – поиск в траве каменных цветов…


Но вот впереди показывается ручеек, рождаемый струящимся из-под каменной глыбы среди куртинки деревьев родником. Вода намыла своеобразное песчаное поле и как магнит притягивает к себе все живое. Возьму на себя смелость привести отрывки из дневника одного из майских походов в эти места. 


«…При подходе к роднику спугиваем лисицу. До нашего появления зверь стоял у скал чуть выше деревьев. Увидев нас, рыжехвостая бестия вильнула хвостом и умчалась в направлении плоскогорья. Тут же взмыли в небесную высь два орла. Надо думать, что у лесного источника они облюбовали себе семейное гнездышко. 


Да, вода – огромная сила! В увлажненных местах в обрамлении листьев, именуемых в народе лопухами, взметнул кисти соцветий белокопытник. Причем, если судить по форме и рисунку листа, все растения принадлежат к одному виду. Ан нет! Соцветия-то разные. Одни с высокой сочной цветоножкой и мощными белыми с малиновой окантовкой цветами; у других цветоножка тоньше, а розоватое соцветие напоминает купол парашюта и более миниатюрно чем у первых.  Соответственно первый вид носит название белокопытника белого, а второй – гибридного. Благодаря обилию тени задержались в фазе цветения фиалки.


А какое многообразие цветов на лугу! Тут валериана и мытник окрашенноклювый, лапчатка и ветреница лютичная, первоцвет и мышиный гиацинт.


От ручья снова поднимаемся на плато, чтобы пересечь степь и войти в лес сверху».


В прошлом и лес, и балка, в которой он находится, носили название Воровских. Главной отличительной чертой этого массива является его сильная обводненность. На сравнительно небольшой, покрытой древесными породами, площади, рождаются восемь родников с прекрасным дебитом. Некоторые из них сливаются друг с другом недалеко от места выхода на поверхность, и в пределах лесной зоны протекают пять речушек, которые уже вне границ леса образуют единую водную артерию.


В ложбинках, по которым лес языками тянется в сторону хутора Рынок, обилие ягодных растений. Особенно живописны лесные опушки в фазе ранней осени. Чего здесь только нет! Красные гроздья калины и иссиня-черные – бузины, синеватые пуговки терна, слегка окрашенный в «оранж» шиповник и усыпанные плодами кроны яблонь и грецких орехов. При этом яблоки крупные, садовые. Откуда здесь культурные растения? Быть может, нынешний хутор Рынок в прошлом тянулся к лесу?


А какое наслаждение доставляет журчащий ручей. Как приятно, отринув блага цивилизации, посидеть в раздумьях у воды… 


От Рынка лучше всего выйти на шоссе Ставрополь – Невинномысск, оставляя вершину Недреманной по правую руку. Попав на грунтовую дорогу, ведущую в хутор Темнореченский, вы сразу же обратите внимание на валы слева от дороги – явные следы то ли поселения, то ли укрепления. В этом еще больше вас убедит следующее.


Дорога четко ориентирована на смотрящийся отсюда курганом небольшой холм на северо-западных склонах Стрижамента. На самом деле курганом выглядит гора-останец Кульгав (501 м). Если повернуться на 180 градусов, то в одном створе с ней покажется макушка Острой горы. Возникает вопрос: а случайно ли это? Думается, что нет. По всей видимости, и Кульгав-курган, и вершина Острой (624 м) служили определенными ориентирами. Только вот когда и для чего? Может, действительно, как говорит кое-кто из местных жителей, в котловине совершались какие-то торговые операции, благодаря которым и возник довольно странный на первый взгляд топоним «Рынок»? Тогда вполне логичным становится существование населенного пункта, охранявшего проход из одной долины в другую.


Впрочем, вспомнив, что соседняя балка еще в XIX веке была прозвана Воровской, поскольку служила убежищем людям, имевшим трения с законом, то более приемлемой становится иная трактовка топонима. На воровском жаргоне «рынок» означает «небольшой овраг», «овражек»  (В. Даль).


Размышляя о былом, вы незаметно спускаетесь к асфальту. Проходящий автобус без проблем довезет вас в родной Ставрополь.


3 Март 2012

Юрий Кузьминых​​​​​​​​​​​​​​

фото автора

Яндекс.Метрика